Фан-сайт команды КАМАЗ-мастер
Вас приветствует НЕофициальный фан-сайт команды "КАМАЗ-Мастер"!
ПОЭМА: МОЕ ИМЯ «КАМАЗ»
Обзорная статья

Камаз 4911

Камаз 635050

ПОЭМА: МОЕ ИМЯ «КАМАЗ»
Анонсы
Продажа со склада - пензаэмалированная посуда.



Автомобиль

ПОЭМА: МОЕ ИМЯ «КАМАЗ»

Тридцатилетию выпуска первого автомобиля «КАМАЗ», спортивной команде «КАМАЗ-мастер» - посвящается.

               Глава 1

               «КАМАЗ»


Неторопливым твердым шагом,
Проходят дни, года, века…
Ложатся строки на бумагу,
В них беспристрастная рука

Без тени боли и сомнений
Ведет свой скрупулезный счет,
Чтоб до грядущих поколений
Дошел о прожитом отчет.

Возможно где-то в том талмуде
И обо мне есть пара слов:
О первом дне моем, о людях,
О звездном часе для Челнов.

Все это было так недавно:
Февраль, морозный день, метель…
Когда качнув конвейер главный,
Как мать качает колыбель,

Не сознавая, между прочим,
Во что он жизнь вдохнул в тот час,
Простой парнишка из рабочих,
Дал имя мне мое – КАМАЗ.

Хотя задолго до рожденья,
Его носило на устах,
То молодое поколенье,
Что начинало жизнь в Челнах.

В газетах сыпали им бойко:
«Даешь КАМАЗ!», «КАМАЗУ – быть!»
Оно с большой ударной стройки
Само здесь начинало жить.

Иной в житейской круговерти,
На карте не найдя ответ,
«КАМАЗ» царапал на конверте
И до «КАМАЗА» брал билет.

Его на ватниках писали
В горниле тех далеких дней,
В стихах и песнях воспевали,
И называли сыновей.

Оно летело словно буря.
Казалось, не остановить…
Но я в ту аббревиатуру
Смысл новый должен был вложить.

И вот, когда, расправив крылья,
Я подал голос в первый раз,
В февральский день автомобилем-
Явился истинный КАМАЗ.

Шли годы. Три десятилетья
Жизнь намотала на кардан,
Пришли отцам на смену дети,
И мне бы званье «ВЕТЕРАН»

Носить сейчас вполне резонно,
Будь у меня людской отсчет,
Но у меня свои законы-
Автомобиль - всего лишь плод,

Хоть и рожденный человеком,
Но в вечном пламени идей,
Он наделен недолгим веком
В судьбе технической своей.

Прогресс, как сказочное древо,
Что постоянно рвется ввысь,
Его прожорливому чреву
Нужна конструкторская мысль.

Вчерашний я, как день вчерашний,
На поле скошенном – жнивье,
Но на возделанной мной пашне
Растет наследие мое.

Сильней, надежней, современней,
Мощней и лучше в сотни раз…
Но остается неизменным
И в нем название – «КАМАЗ».

Оно сияет на панели –
Все те же буквы и формат,
Как в моей первой колыбели
Теперь уж тридцать лет назад.

Больших и малых трасс немало
Я в этой жизни повидал,
Она меня порой бросала
Туда, где вряд ли кто бывал.

Шоссе, проселки, козьи тропы
Я пробежать, друзья, успел
И автобаны всей Европы,
И Азиатский беспредел.

Был я и там, как говорится,
Телят своих не пас Макар…
И все ж, особая страница
В моей истории – Дакар.

В его Сахарской знойной пасти
Я взял спортивный псевдоним,
Встав в строй команды «КАМАЗ-мастер»
Под именем «КАМАЗ-ЭКСТРИМ».

Вы посмотрите, как я ярок
В одежде новенькой своей,
С названьями торговых марок
Моих партнеров и друзей.

Я их полпред на этой гонке,
Помощник в бизнесе крутом,
Моих успехов голос звонкий –
Их бренд на рынке мировом.

Меня как скучную рекламу,
С телеэкрана не убрать,
Болея за спортсменов с Камы,
И их захочется узнать.

О деятельности «DHLa»,
«Du Ponta», «WABKO», BTБ,
О фирмах: «XOLSET», «ISKRA», «XELLA»
И роли их в моей судьбе.

Окутанный песком и пылью,
Я встречу розовый рассвет,
Моя надежность и их крылья –
Залог Дакаровских ПОБЕД.


               Глава 2

               ЧЕЛОВЕК


Жизнь человека быстротечна…
И я из плоти и костей,
Уйду, как все, когда-то в вечность
По трассе жизненной своей.

И там, представши перед Богом,
Придется мне держать ответ:
А той ли я прошел дорогой?
Какой на ней оставил след?

Что я отвечу в час свой судный?
Хоть мне и нечего скрывать,
Была она порою трудной,
Да только не на что пенять.

Я выбрал сам ее когда-то,
Решив судьбу перевернуть,
Поверив в мудрость постулата:
«Идущий да осилит путь…»

И что ж? С задачей триединой,
Я, вроде, справиться сумел:
Построил дом, оставил сына,
И дерево взрастить успел.

Мне лет отпущенных не жалко,
Умел ценить я каждый год,
Я знаю, что за катафалком
Толпа друзей моих пройдет.

И выпьют горькую за друга,
И добрым словом помянут,
Да и потом в часы досуга
Стакан в своем кругу нальют.

Поставят сиротливо с краю,
Накроют, как заведено,
Ржаным кусочком каравая:
– Пей, дескать, с нами заодно.

А, значит, прожил я не даром,
Ни «а бы что», ни «как-нибудь»…
Позволь же, Боже, на Дакар мне
В награду с высоты взглянуть.

Нахмурит лоб судья мой строгий,
Очами мудрыми сверкнет:
-Смотри, покуда дремлют Боги,
И шутит там, на трассе, черт.

Он, злыдень, в этом деле дока,
Там ад земной его, и вам
Понять пора, зачем до срока
Искать свою погибель там?

Гонять в песках по бездорожью,
Рвать жилы, мучиться, потеть?
И я скажу: «Во славу Божью,
Чтобы в себе тебя воспеть.

Мы все твои, Всевышний, дети
В нас твоя сила, дух и плоть,
И нет таких чертей на свете,
Что б нас смогли перебороть».

Жизнь человека быстротечна,
А столько хочется успеть…
Так что ж, - он скажет, - друг сердечный,
Ты вдруг надумал умереть?

– Прижало так, куда уж хуже,
Заботы льются через край?
– Терпи. Ты мне пока не нужен,
Иди, борись и побеждай.

Тьфу-тьфу, и вправду, видно, рано
Я начал с Богом диалог…
Ведь жизнь прожить – не из кармана
Достать в пивнушке кошелек.

И свои годы, как монеты,
Бездумно под ноги бросать…
Э, нет, шалишь, я в жизни этой
Не все еще успел сказать.

И сладость дивного отвара,
Что сам когда-то заварил
Из пота и из слез Дакара,
Не до конца еще испил.



               Глава 3

               ДИАЛОГ


– Привет, дружок, как настроенье?
Ну  и работка предстоит…
– Понятно…что-то за сцепленье
С утра душа моя болит.

– Ну, ты даешь! Всю ночь ребята
Пахали не смыкая глаз.
– А ты проверь, чтоб виноватым
Не быть потом, не ровен час.

– А как движок?
– Движок в порядке.
Уж он-то вряд ли подведет.
– Ну-ну…а как насчет прокладки,
Не выкинешь, как прошлый год?

– Я знал, что вспомнишь, вот, зануда.
Давно забыть пора уже…
Моя поломка, как простуда,
Чуть сквознячок – и ОРЗ.

– Да я смотрю ты умный дюже,
Стоял бы лучше и молчал.
Я был тобою так «простужен»,
Что чуть себя не потерял.

Год, как на каторге пластался
С утра до ночи, день-деньской,
А ты, приятель, облажался.
Выходит, что и я с тобой.

– Ну, ладно, хватит, Женя с Мишей
Все прошмонали десять раз,
Так что не трусь, движок мой дышит,
Допрет, с заделом про запас.

Зато, вот, тяга рулевая,
Хоть и пыхтела до сих пор,
Но в этот раз, я точно знаю,
Готова выдать форс-мажор.

Да ты и сам глядел бы в оба:
Предгорье, камни как ножи…
Зевнешь – и сядешь в раз на обод,
Потом с запаскою пляши.

– Оно понятно. Тут, не глядя,
Удача правит – чет - не чет…
Будь ты хотя и семи пядей,
Все не учтешь. Как повезет…

– Да вот еще… на дюнах тише,
Не рвись за временем вперед,
А то мой весовой излишек
Сюрприз в момент преподнесет.

Смотри, зароешься по брюхо -
Здесь ведь мука, а не песок…
И будешь час с лопатой хрюкать,
А то и дольше, не дай Бог.

– А вот про это мне не надо,
Тут я и сам, брат, не дурак,
Барханы для других преграда,
А для меня давно пустяк.

Для первогодков их откосы,
Как для солдата полоса…
А мне… спущу чуток колеса
И проползу, Алла берса.

– Ох, не скажи… пилот со стажем,
Конечно, тут имеет вес,
А вдруг воронка или, скажем,
На чем другом подловит бес?

Тьфу, тьфу, конечно, не дай Боже,
Мы все же в связке как ни как,
Но если ты меня стреножишь,
Я стану кучей железяк.

– Хорош. Завяжем перебранку,
Она, дружок, не красит нас…
Сказал бы лучше про подлянки,
Что этот день для нас припас.

Без них бы не было Дакара,
Без них он пресным станет враз,
Дакар - он, как глоток нектара,
Все остальные гонки – квас.

– Я думал, ты простой водила,
А ты, гляди, поэтом стал…
Ну что? Солярки бы хватило,
Да штурман что б не подкачал.

Еще бы чуточку везенья,
Минут приличных, скоростей,
Ну и, конечно же, терпенья
Избитой заднице твоей.

А так… меню тебе знакомо
(Вовек его бы не видать),
И то сказать, это не дома
По кругу в Тарловке гонять.

Катать в охотку генералов
И разных прочих VIP-персон,
Рулить меж сосенок удало,
Да жать победно на клаксон.

Взлетать с трамплина, яки птица,
Уродуя меня под час,
Да и еще при том гордиться:
Уря! Летающий КАМАЗ!

– Ну, вот опять, ворчишь как теща?
А ведь понять не мудрено,
Что ты «ЭКСТРИМ», и будь ты проще,
Возить бы, брат, тебе говно.

И не мотать на оси мили
Ради Победы впереди…
– Ну, ладно, все, поговорили…
Давай-ка, парень, заводи!


               Глава 4

               ГОНКА


И вот он старт – преддверье гонки,
Судья излишне суетлив,
Стоят механики в сторонке,
Устало руки опустив.

В глазах надежда и тревога,
А на щеках не высох пот,
Кто-то рукою машет: «С Богом!»
Ваш выход, господин пилот.

Ремни накинуты на плечи,
Шлем стиснул голову в тисках,
Бьет по мозгам движок картечью,
Баранка стиснута в руках.

«ЭКСТРИМ» дрожа от нетерпенья,
Напоминает рысака…
Еще чуть-чуть, еще мгновенье
И, приняв шпоры под бока,

Утонет он в завесе пыли,
В тумане едкого песка,
Взахлеб глотая жадно мили,
Как воду в зной из родника.

Ну, наконец-то… есть отмашка,
КАМАЗ вздохнул, ворча движком,
Как человек вздыхает тяжко
Перед ответственным прыжком,

Сорвался и, дымя соляром,
Бесстрашно бросился вперед,
В дышащий зноем ад Дакара,
В его крутой водоворот.

И началось… ухабы, тряска,
Разгул. Дакаровский шабаш
В безумной сатанинской пляске
Кружит, корежит экипаж.

Слилось в одно – земля и небо,
И ты от жизненных проблем
Как будто бы шагнул вдруг в небыль,
Став неожиданно никем.

Цыпленком в скорлупе кабины,
Тряпичной куклою в руках,
Летящей к финишу махины
На запредельных скоростях.

В уютной комнате в халате
С послушным пультом на руках
Все так и видит обыватель
В спортивных теленовостях.

Он не знаком со вкусом каши,
Что варится в кастрюле трасс,
Его девиз – болеть за наших,
А наши для него - КАМАЗ.

И только члены экипажа:
Механик, штурман и пилот –
Вам, не задумываясь, скажут,
Кто куклы тут, кто кукловод.

Они и в гоночной болтанке
Хозяева рабочих мест,
А не бездушные болванки,
Посаженные на крэштест.

Взяв внедорожник крепко в руки,
Его второе «Я» - пилот,
И штурман, шаря в роуд-буке,
Организаторов клянет.

Механик собран до предела,
Он свой ведет незримый бой…
Все это вместе и есть дело,
Что им поручено страной.

Она, как мать в платочке белом
Заснеженных полей своих,
Следит, как ловко и умело
Пески штурмует грузовик.

Она сегодня с полным правом
Сказать им может: «Молодцы!
Вы моя гордость, моя слава,
Вы моей мощи кузнецы».

И на слова ее такие
В ответ, как клятва, прозвучат
Два слова лишь: «Служу России!»
Тем человек наш и богат,

Что ради этого он может
Любой удар судьбы снести:
Вступить в сраженье с бездорожьем
И до Дакара пронести

Её знамена боевые,
Чтобы в седьмой и сотый раз,
Звучало с именем «РОССИЯ»
И мое скромное – «КАМАЗ».

               *****